Полезные статьи

Моя история Ч1. От 0 до 15 лет

Личное
Титан — уникальный металл. Казалось бы, что его свойства абсолютно не сочетаются. Серебристо-белый цвет титана может обманчиво выдать его за алюминий, но за кажущейся хрупкостью скрывается неподдельная прочность. Его прочность примерно равна прочности стали при том, что он наполовину легче. Титан не отторгается живой плотью. Для неё он просто нейтрален, чего не скажешь о других металлах. Даже драгоценные металлы уступают титану по своим свойствам.

За 33 года я накопила примерно полкило этого уникального металла в своем теле. Позади две серьезные операции, бесконечные часы оглушительной боли в суставах, мелькающая вереница лиц врачей, медсестер и нянечек. Зато я могу ходить, благодаря титановому эндопротезу коленного сустава и титановым винтам в обеих стопах. И титан сделал меня сильнее, но не физически, внутри меня поселился прочный титановый стержень несгибаемой силы духа. Но обо всем по порядку...

Детство у меня было обычное, как у многих советских детей: мама-папа на работах, а я в садике. Каждый день похож на предыдущий, только цвет колготок иногда менялся. Если белые колготки - значит праздник, если коричневые или синие - значит обычный серый день.

Я всё детство прожила в поселке на севере Бурятии, где в советское время строили БАМ. И поселок в основном населяли переселенцы из западных регионов: белорусы, украинцы, латыши, западные русские и пр. В детском саду я была единственная азиатка среду кучки блондинистых детей.


Порой мне приходилось слышать от детей: «Мы не будем в тобой играть! Ты узкоглазая бурятка!» И никто мне не объяснял, почему же это плохо 🤷🏻‍♀

А однажды девочка из моей группы в детском саду сказала: "Мне мама говорит не подходить к бурятам, они грязные и руки у них черные. Это правда? У тебя руки вроде нормальные".

Тогда я не знала умных слов национализм, толерантность, шовинизм и прочее. Не помню, что ей ответила, но помню чувство искреннего удивления. Ведь мы жили в Бурятии, я бурятка, и я имею право быть здесь, на своей родине.⠀

Я отличалась внешне, и только из-за этого ко мне относились по-другому. К своим 7 годам четко понимала, что я другая, и меня могут не принимать, не слышать, не воспринимать то, что говорю и делаю, потому что я иная. Ну а додумать то, что другие могут быть неадекватны, я в силу возраста не могла, и поэтому всегда искала косяки в себе. и, самое страшное, я начала верить в то, что я хуже других.

В детстве мне часто твердили, что я "второй сорт", потому что национальностью не вышла, потому что мои родители - простые люди без высшего образования, потому что я слишком застенчивая и скромная, потому что я слишком толстая, потому что у меня не было успехов в спорте. И еще миллион других "потому что" в подтверждение своей ничтожности.

С тех пор страх, что меня не примут другие, постоянно меня сопровождал. Долгое время он мешал мне открываться и доверять миру, нести свои идеи, порой я не могла даже просто рассказать, что я думаю. Я просто предпочитала молчать. Потому что кто-то мне сказал: "Молчи - за умную сойдешь". Я и поверила...

В 9 лет в моей жизни случился первый кризис. После 3 класса я пошла сразу в 5 класс в новую школу, в гимназию, где учились дети состоятельных родителей. Тогда я почувствовала себя тотальным лузером. Я не знала английского, а одноклассники изучали его с 1 класса. Поэтому я сидела на уроке и абсолютно ничего не понимала. Ещё в новой школе были уроки хора, музыки и ритмики, и их тоже не было у меня раньше.

Я была словно потерянный щенок, который хочет прибиться к уже сформированной стае. Дети вокруг были другие, какие-то злые что ли. Никто не хотел мне помогать, и у меня никак не получалось завести новых друзей. Приходилось приспосабливаться. Я стала брать дополнительные уроки по английскому языку и учиться по мере возможностей самостоятельно. Но по музыке и хору я так и была в аутсайдерах. С тех пор у меня сохранилась четкая установка, что я бездарь в творчестве. Постепенно ситуация с учебой выровнялась, но не с одноклассниками.

Я уже привыкла к тому, что меня не принимают. И я старалась вести себя как можно незаметнее, была серой мышкой. А что происходит с серыми мышами в школе? Верно, буллинг. Меня стали травить, сначала травили за мой внешний вид. Я была полненькая и мои родители не могли себе позволить наряжать меня как куклу. Потом стали травить за то, что я умная. В какой-то момент я стала специально скатываться по учебе, чтобы прекратить всё это. 

Как-то раз, когда я училась в 7 классе, в школе проводили плановый медосмотр. В рамках медосмотра школьная медсестра взвешивала всех учеников. С замирающим сердцем я разуваюсь и становлюсь на весы. Медсестра медленно водила туда-сюда грузики на весах, чтобы поймать равновесие. И вдруг она громко на весь кабинет закричала своей коллеге: "55 кг!". Наверно, чтобы записали в мою карту. Я тогда чуть со стыда не сгорела. Все, кто толпились в кабинете медсестры и даже рядом с ним, были в курсе моего веса. Я оказалась самой тяжелой в классе. 55 кг в 12 лет. Мало того, что я застенчивая узкоглазая молчунья, еще к тому же и толстуха.

Спустя год моя семья переехала из самого северного района Бурятии в столицу республики, Улан-Удэ. И тогда я в первый раз нечаянно перезагрузила свою жизнь. Вся моя прежняя жизнь осталась в маленьком северном поселке, меня никто не знал, значит я могла быть кем угодно.

На новом месте я захотела стать идеальной! Если раньше я была застенчивой молчаливой толстушкой, то в городе я неожиданно для всех стала активной и болтливой худышкой.

За лето я резко вытянулась, на целых 12 см, при этом сохранив вес 55 кг. Наконец-то я стала высокой и стройной. Помню в то лето я запоем смотрела американские шоу по СТС, как дурнушки превращаются в красавиц. По крупицам собирала информацию о том, как стать красивой, в газетах и журналах, которые покупали родители. Всё лето я основательно готовилась к тому, что я пойду в новую городскую школу.

Перед 1 сентября я упросила маму купить мне босоножки на высоких каблуках и платформе и длинный пиджак. На свои скромные сбережения купила в киоске на Элеваторе бежевую помаду и серебристый лак для ногтей. Потом долго и упорно училась красить ярким лаком ногти, чтобы не задеть кутикулу. Делала я всё это на балконе, чтобы не дай бог мама не заметила эти мои старания по перезагрузке. Затем настал черед смены прически - я пошла в самую бюджетную парикмахерскую и постригла волосы под каре, но так мне не понравилось. Тогда я зачесала волосы набок на косой пробор.

И вот я высокая, стройная, с новой прической, красивым маникюром, на высоких каблуках уверенно и не спеша вошла в свой новый класс! От моего прошлого образа не осталось и следа. Я пришла в новую школу, но на самом деле я пришла в новую жизнь!

Мне повезло, я попала в одну из лучших школ города, с хорошими сильными учителями и здоровой атмосферой среди учеников. Нюанс состоял в том, что этой школе учились либо умные, либо богатые. Да, я была умной, но очень бедной.

Каждое утро мама давала мне всего 5 рублей на коржик и на чай. Это был весь мой обед с 8 утра до 5 вечера. Пока одноклассники с аппетитом поглощали котлетки с пюре, я усиленно делала вид, что совсем не голодна и собираюсь лишь чай попить. И пофиг, что у меня еще два факультатива после всех уроков, а потом еще час добираться домой через весь город.

Я быстро влилась в коллектив, сразу же появились подруги. Я стала очень активной и общительной.  Уже не было той застенчивой толстушки, молчащей на последней парте.

В школе я доказывала свой статус умной - я тянула руку на всех уроках, старалась завоевать авторитет среди учителей и одноклассников. В это время у меня вдруг проснулись амбиции, появилась четкая цель - стать лучше всех по учебе. И я утопала в ней, пропадая в школе с утра до вечера, ходила на все факультативы, даже те, которые мне были не нужны. Я жадно впитывала в себя любые знания, словно я была путником в пустыне, который вдруг нашел оазис.

Огромной мотивацией для меня было поступление в университет. Мне кровь из носу нужно было поступить на бюджетное финансирование. Финансовое положение семьи тогда было ужасным, атмосфера дома не лучше: мама постоянно болела, у отца был дико тяжелый период в жизни. Дома из еды был только черный хлеб и сахар. И мне хотелось сбежать от этого семейного напряга и я сбежала в учебу, умело скрывая перед окружающими тяготы моей семьи за лихорадочной активностью в школе...

Продолжение следует...
Made on
Tilda